Мысленные монологи о сути вещей | МБУК МЦБ Каневского района

Мысленные монологи о сути вещей

Сегодня, 17 февраля, исполняется 55 лет со дня рождения Евгения Валерьевича Гришковца. Это уникальный человек, который попробовал себя во всех видах искусства, при этом заслужил славу и уважение. Жизнь и судьбу Евгения Гришковца можно назвать неким пердимоноклем. Начал он с интереса к театру в лице пантомимы, потом увлекся литературой, поступил на филологический факультет университета, затем снова случайно встретился там с этим театральным жанром, а немногим позже все-таки понял, что ему нужен театр со словом. Дальше было много радостей, побед, но и переживаний с разочарованиями. А потом случилась Москва, которую он почти сразу покорил или удивил. Но он шел дальше, писал пьесы, ставил свои спектакли, и в результате пришел к чистой литературе. Сегодня он – известный и успешный писатель, актёр и драматург. У Евгения Гришковца миллионы поклонников, его спектакли неизменно собирают полные залы, а творческие встречи с читателями не способны вместить всех желающих. Об этом и многом другом вы сможете узнать, познакомившись с материалами биобиблиографического очерка (см. здесь), подготовленного специалистом нашей библиотеки к юбилею писателя. Вы познакомитесь со списком его произведений — это теплые и пронзительные размышления о судьбе, родине, любви. Они могут одновременно вызвать улыбку и заставить плакать.  Используя пособие, вы ознакомитесь с биографией Евгения Гришковца, перечнем многих престижных премий, которых он был удостоен за высшие достижения в литературе и искусстве. Евгений Гришковец – мастер «мыслекопания». Его умение ненавязчиво объяснить обыденное и найти очевидное в сложном, порадует вас в разделе «5 трезвых мыслей о ежедневных трудностях».

Гришковец — автор нескольких книг, некоторые из которых были удостоены литературных премий. Свою первую книгу он выпустил в 2004 году. Среди его работ — пьесы, романы, повести и рассказы, а также дневники. Предлагаем вам, дорогие читатели, интервью Марины Зельцер с Евгением Гришковцом в журнале «Читаем вместе»:

— Женя, знаю, что уже в детстве вы были, что называется, своим человеком в библиотеке, вам давали без очереди (тогда существовала система записи и ожидания) редкие и ценные книги. Что это были за произведения?

— Самой большой редкостью являлась фантастика, потому что ее было очень мало в те годы, в детской литературе существовала серия книг этого жанра. И среди них затесался приключенческий роман Сабатини «Одиссея Капитана Блада». Помню, что он меня так потряс, что я долго рисовал иллюстрации к нему. Мне кажется, что мальчишке в возрасте одиннадцати-двенадцати лет, в крайнем случае, тринадцати нужно обязательно прочитать эту книгу. Помимо невероятных приключений она еще литературно хитро построена, потому что сначала идет часть «Одиссея Капитана Блада», а потом «Хроника Капитана Блада», а это практически одно и то же, просто описанное с другого ракурса. Ты закончил читать любимую книгу, и у тебя горе, потому что со всем этим расстаешься, а тут начинаешь ее читать снова, но с другого конца. Это потрясающе, я не знаю аналогов такому.

— А позже, когда появилось множество литературы фэнтези и фильмов такой тематики, вас что-то так же сильно увлекало, или все это осталось в детстве?

— Первая книга Толкина «Властелин колец», которая была издана еще до перестройки, но попала к нам в 90-е годы. Я думаю, что это был мой самый последний литературный восторг. Помню, как я приехал в Москву году, наверное, в 1992, с этой книгой, и мне негде было ее читать. Я жил у родственников и друзей, и мне нужно было в течение дня где-то мотаться и приходить только вечером, потом тихонечко посидеть, пока все не угомонятся, не привлекая к себе внимание, а затем уже улечься на диван. Поэтому я спускался с книжкой в метро и ездил с ней по кольцевой линии, не мог оторваться. Я читал медленно, смотрел, сколько еще осталось страниц, чтобы наслаждаться. И когда книга закончилась, а второго тома еще не было, и я не знал, будет ли он, пару недель чувствовал себя осиротевшим человеком.

— Чудесное ощущение. Только как же это осталось самым сильным и ярким впечатлением, ведь прошло столько лет?

— Это были еще остатки моей юности, я почти по-детски читал, когда ты живешь этим, когда чтение заполняет тебя целиком. А потом чтение перестает быть всепоглощающим процессом. В силу возраста, жизненного опыта, разных обстоятельств. Вот Толкин был для меня таким последним мощнейшим погружением в чтение, не в литературу.

Продолжение большого интервью Е.Гришковца читайте в январско-февральском номере «Читаем вместе»

Дорогие друзья, читайте книги Евгения Гришковца! Литературный критик Ян Шекман рекомендует: «В новых рассказах Евгения Гришковца можно расслышать эхо Чехова, Шукшина и его собственных пьес-монологов. Он писал и продолжает писать современные истории о смешных и трагических пустяках, из которых состоит наша жизнь. Бытовая ссора, хронический недосып, разбитая банка с маринованными огурцами… Любая ерунда под пристальным взглядом писателя приобретает размах почти эпический, заставляет остановиться на бегу и глубоко-глубоко задуматься. Рассказы эти — лучшая терапия для человека, задерганного будничной гонкой и забывающего смотреться в зеркало. Посмотришь — и кажется, что жизнь твоя не так уж бессмысленна. Ее есть за что полюбить».

По материалам журнала «Читаем вместе», Л.Человская, гл. библиограф

Все опции закрыты.

Комментарии закрыты.