Рубрики
Архивы


Светские салоны XIX века «Роль светского салона в первой половине XIX века в России невозможно переоценить. Здесь одобряли новых писателей, поэтов и музыкантов. Проверяли таланты, впервые читали произведения… Тут узнавали все городские новости и формировали «общественное мнение». И самое главное – здесь, как правило, царили женщины, красивые, умные и для своей эпохи нестандартные. Темой статьи Анжелики Пахомовой, опубликованной в журнале «Караван историй», № 11 за 2023 год с благодарностью Всероссийскому музею А.С.Пушкина за помощь в подготовке материала, являются именно те салоны, где было принято проявлять таланты, представлять новых литераторов или музыкантов.

Пушкин был очарован Голицыной, но продержался недолго В первой половине XIX века выделялось несколько домов, куда мог пойти образованный, творческий человек, чтобы показать свой талант или послушать других. Конечно, речь в первую очередь идет о Санкт-Петербурге, столице. И надо отметить, что именно здесь хозяевами известных салонов становились и мужчины тоже. Например, директор Публичной библиотеки и президент Академии художеств Алексей Оленин. Известный меценат и владелец дачи под Петербургом, в которой отдыхали и работали многие русские поэты, художники, музыканты. Дача была специально отдана под нужды творческих людей, на ней бывали Василий Жуковский, Александр Грибоедов, Александр Пушкин, Константин Батюшков, Иван Крылов. Кстати, Крылов тут даже имел отдельную беседку. Человеком он был достаточно ленивым, но настолько талантливым, что периодически удивлял друзей. Он на спор выучил древнегреческий язык, причем тайно, по книгам. И потом вдруг поразил друзей, прочитав наизусть стихотворение. Еще одно место, где часто впервые читались произведения, салон Карамзиных. Здесь бывали Михаил Лермонтов и Николай Гоголь.. Хотя и танцы, и обильные ужины — все это было. А главное — красивые женщины!

 

Евдокия Ивановна Голицына была известна в Петербурге как Принцесса ночи. Ее называли так потому, что гадалка предсказала ей, что она умрет ночью. После этого княгиня стала спать днем, а светские приемы начинались поздним вечером и зачастую продолжались до утра. В ее салоне частыми гостями были Петр Вяземский, Василий Жуковский, Константин Батюшков и, конечно же, Александр Пушкин. Когда Пушкин и Голицына познакомились, ему было всего 18 лет, а ей — 37. В 1817 году, когда поэт был частым гостем в салоне красавицы, все окружающие замечали, что он влюблен. Карамзин писал: «Поэт Пушкин у нас в доме смертельно влюбился в Пифию Голицыну и теперь уже проводит у нее вечера: лжет от любви, сердится от любви, только еще не пишет от любви…» Но очень скоро появились посвященные Голицыной стихотворения «Краев чужих (Фото: © Всероссийский музей А.С. Пушкина)  неопытный любитель…», «К***» и «Простой воспитанник природы. Но недолгим было увлечение Пушкина примадонной. Ведь в высокие сферы вмешались земные отношения, а это всегда бывает непросто.

 

Именно в доме Голицыной состоялось одно из первых чтений комедии Грибоедова «Горе от ума» (их было несколько, в разных салонах). Грибоедов был настоящим завсегдатаем светских раутов, завидным женихом, сделавшим блестящую карьеру. В обществе он слыл оригиналом: его заносчивого, гордого характера, острого языка, правдолюбия боялись. Последний раз он был в доме Голицыной в 1828 году, вернувшись с дипломатической службы в Тифлисе. За ним гонялись как за знаменитостью. Во время этого своего последнего недолгого пребывания в Петербурге Грибоедов, тяготясь великосветским обществом, любил посещать литературные кружки, где не раз читал отрывки из своих произведений.

Зинаида Волконская заслужила уважение, помогая декабристам   Мы поговорили о салонах Петербурга, но все-таки одной даме удалось создать такой салон в Москве, это княгиня Волконская. В ее дом на Тверской улице спешили все, кто хотели побыть в творческой атмосфере. Дом этот известен тем, что там находился Елисеевский магазин, тогда он принадлежал ей весь. Замужество сделало ее видной фигурой при дворе, она блистала на балах, император оказывал ей особое внимание. Началась повальная мода на имя Зинаида. Ей посвящали стихи, с нее писали портреты… Зинаида действительно была красавицей, о ее глазах «цвета сапфира» поэты слагали стихи. (Фото: © Всероссийский музей А.С. Пушкина )

В ее салоне читали свои сочинения Иван Козлов, Василий Жуковский,  приходили Варламов и Мочалов. Козлов был автором слов всем известных и ныне романсов «Вечерний звон» и «Венецианская ночь», вдохновившим М.И. Глинку на создание прекрасной музыки. Побывал у Зинаиды Волконской и Пушкин. Как он мог не влюбиться, не восхищаться такой женщиной! Тогда Пушкин был уже сложившимся поэтом. В отличие от Голицыной, здесь, у Волконской, его приняли с большим уважением, как знаменитость. Хозяйка дома заранее боготворила Пушкина, знала его стихи. «Какая мать зачала человека, гений которого весь — сила, весь — изящество, весь — непринужденность, который сам, то дикарь, то европеец, то Шекспир и Байрон, но всегда остается русским», — писала она в октябре 1826 года. Она одна из первых исполняла романсы на его стихи. Однажды в качестве сюрприза в присутствии поэта исполнила песню на стихи «Погасло дневное светило…». Пушкин был в восторге.

День светской дамы пушкинской эпохи А как жила хозяйка светского салона в другое время, когда не принимала гостей? Утро светской красавицы начиналось около 10 утра, а то и в 9. За чаем со сливками и булочками она просматривала приглашения, которые «нападали» на поднос в приемной за вечер и утром. Рассылали их за 5—7 дней до события. Кстати, о сервировке утреннего чая. К столу подавался большой поднос, богато уставленный посудой. Например, только сливок было минимум два сорта: топленые и сырые, кто какие любит. А также булочки, крендельки, бисквиты…

Даже в обычный день дворянка не могла позволить себе небрежность в одежде, туфли «без каблуков» или отсутствие аккуратной прически. Даже перед домашними она не могла выйти «растрепе». Чтобы соблюсти светский «дресс-код», было необходимо целое состояние, ведь в гардеробе должны были быть утренние платья, домашние, платья для визитов, прогулок, вечерние… Как много успела наша светская красавица до двух часов дня. А день еще только начался! После визитов наступало время прогулок и променада. И здесь существовали строгие традиции. Недаром Гоголь в повести «Невский проспект» подчеркивает, что есть время для работяг-ремесленников, для чиновников и для высшего света. Кстати же стоит отметить, что уважающая себя леди никогда не могла появиться на улице совершенно одна, даже если она была замужем. И абсолютно немыслимым было бы для нее ходить пешком на дальние расстояния. Существовали места для променадов. Недаром один модник из романа Байрона умоляет знакомого, встретившего его в «не презентабельном» районе Лондона: «Пожалуйста, никому не говорите, что вы меня здесь видели!»

Наступало время обеда. «Обед» — это не раньше 16 часов, а то и позже. По европейской моде высшая знать обедала практически вечером, тогда как в провинции помещики, завтракавшие часов в 9, обедали от полудня до трех часов. «…Это провинциальное среднее дворянство, которое, строго соблюдая обычаи предков, кушает не по-питерски и не по-московски, а просто в 12 часов и отдыхает после хлеба-соли…» — писал Иван Гурьянов в романе. За обедом тоже всегда бывали гости. Тридцать человек гостей в доме нашей светской дамы — это обычное дело.

Ну а после обеда прилечь и отдохнуть? Куда там! Светская дама, если у нее сегодня нет приема дома, спешит в театр. Театральный этикет XIX века содержал довольно строгие требования к внешнему виду. Например, платье должно было быть обязательно декольтированным. Так что не думайте, глядя на картины, что дамы так любили «выставлять груди». А вот веер и перчатки — белые, опудренные, надетые первый раз, это обязательно. Их не стирали, не чистили, а после проведенного в театре вечера просто выбрасывали. Из украшений в театр надевали бриллианты — вот где их было принято и даже положено носить! Вот отчего дамы так любили посещение театров.

22.00. Даже после театра у дамы могли быть назначены визиты гостей. Обычно они начинали съезжаться после 21.00 и тянулись до полуночи. Посетить за один вечер несколько домов было обычным делом. И это просто — вечер. А было ведь еще много обязательных праздников. Здесь считали гостей сотнями, а не десятками. Всегда должен был быть запас приборов и блюд. Меню — это отдельная забота хозяина или хозяйки. В нем обязательно должны были присутствовать новинки, введенные в моду французскими поварами. Во времена Пушкина, например, были популярны ростбиф, паштет из гусиной печени, ананасы. Кстати, фрукты и цветы — обязательное украшение стола, и они тоже стоили больших денег.

Так что быть светской дамой, а тем более хозяйкой салона было нелегко, к тому же здесь мы рассмотрели даму незамужнюю (вдову или ту, что живет от мужа отдельно), не обремененную детьми. А ведь чаще всего женщина того времени была еще и хозяйкой большого дома, требующего неусыпного внимания. И все-таки эти фантастические, невероятные женщины успевали все! А самое главное, они создавали впечатление, что все им дается легко. Оттого мы и думаем сейчас, что дама ничего не делала, а только порхала как бабочка с цветка на цветок. И честное слово, хочется оставаться в этом приятном заблуждении и верить в красивый образ. Ознакомиться с полным текстом статьи можно в отделе периодики нашей библиотеки. Составитель обзора статьи Л.Человская, гл. библиограф