Рубрики
Архивы


Наверное, чтобы жизнь казалась полной и долгой, надо впустить в душу ещё ту жизнь, которая была до нас.

(из романа Виктора Лихоносова «Ненаписанные воспоминания. Мой маленький Париж»)

 

Очерк Валентина Цветкова «У слияния трёх рек» и роман Виктора Лихоносова «Ненаписанные воспоминания. Мой маленький Париж» помогают вернутся в то время, когда жизнь нашей станицы только начиналась.  Почитаем вместе…

«Бакай», «Мигринка», «Загребля», позже «Нефтяники», «Парк» (имеется в виду Калининский) – что это за диковинные слова? Когда-то так называли «районы» станицы. Вот, что пишет Валентин Цветков в книге «У слияния трёх рек»: «В центральной части жили торговцы и сельская знать. Хлынувшие позже (в 1808-1809 гг. и 1820-1821 гг.) на Кубань переселенцы из Малороссии, Полтавской и Черниговской губернии селились отдельно, образовывая «края». Так появилось название «мигринка» — от частого упоминания о себе однофамильцев и родственников: «Мы – Грини!». «Ляпана» — таким нелестным прозвищем как бы подчёркивались бедность, убогость жилищ. «Загребля», «Бакай», «Солона» — эти топонимы указывали на особенности местоположения: по другую сторону реки, у протоки в плавнях, на солончаковой почве…». При чём, принадлежность к тому или иному «краю» подчёркивалась, а территория «охранялась» – прогонялись чужаки, устраивались драки, доказывающие превосходство в силе одного «края» над другим.

Другой абзац очерка рассказывает о занятиях наших земляков. Много времени первые казаки-переселенцы уделяли рыболовству. Немного позже занялись земледелием, а также в 1875 году здесь «было 4 маслобойни, бондарная и 2 кожевенные мастерские, 25 мельниц, 3 кузницы, 10 пасек, 895 лошадей, 970 волов, 7980 коров, 23 300 овец и коз. К 1883 году появились ещё 2 кузницы и бондарная мастерская. Успехом пользовались такие мастеровые, как плотники Лыков и Федоренко, печники Дроздов и Заречный, бондарь Савкин, кузнец Корниенко, сапожник Поляков, гончары Проценко и Ильенко». Не исключено, что на фотографии сын вышеупомянутого мастера-кузнеца — мой дедушка Филипп Корниенко, тоже кузнец.

Думаю, мало кто из молодёжи и жителей станицы Каневской постарше знают, что в начале XIX века на месте центрального стадиона ст. Каневской находился Сенной рынок, а на месте РДК – базарная площадь, где в дождливую погоду была грязь по колено. «В начале XIX века курень Каневской был втянут в торговый оборот. С 1817 года здесь проходили наиболее значительные в Черномории ярмарки: 1 марта, на Переполовение (середина срока между Пасхой и Троицей…) и 12 сентября. Торговля велась на Сенном рынке (сейчас на том месте центральный стадион) и на базарной площади (здесь расположен торговый центр и районный Дворец культуры).

В непогоду рынок был одним из самых грязных мест в станице. Грязь доходила до колен. Казачки приносили из дома снопы и, выбрав среди луж и колдобин место посуше, расстилали солому и раскладывали на ней товар.

Вокруг базарной площади стояли купеческие лавки. Зайдёшь летом в такую и задохнёшься. Потолка нет – от железной крыши пышет зноем. На стропилах и перекладинах висят хомуты, верёвки, мочала. На полках – мануфактура: ситец, сатин, сарпинка. На полу стоят бочки с колёсной мазью, мешки с солью, ящики с твёрдыми, как камень, залежалыми пряниками. Купец за свой товар ломил цену, какая вздумается. Отпускал товар и в долг, но по завышенной цене».

Часто мы слышим такие слова: «У нас в Каневской самый дорогой рынок». Может завышение цен как раз и пошло с тех первых лет существования Каневской? Ну, не важно. Главное, дорогие односельчане, бегая по стадиону, мы будем знать и помнить, что здесь была ярмарка — самая значительная в Черномории.

А теперь возьмём роман Виктора Лихоносова «Ненаписанные воспоминания. Мой маленький Париж» и узнаем, как выглядели хаты наших казаков.  Дементий Бурсак, один из героев книги, едет из Краснодара к своей возлюбленной ни куда-нибудь, а в Каневскую:

 «И в пять, и в шесть утра в степи было ещё темно. Сколько ждать ещё тусклого огонька первой камышовой крыши?

В девятом часу, под самой станицей, Бурсака нагнала подвода. Но вот и крайние хаты, вдали слева купола церквей. Наделы у казаков были большие и оканчивались огородами в степь. Хаты стояли то с краю, то посредине надела, то вовсе за садом, белели стенами на восток и на юг, длинные, куцые, под соломой или камышом. С угла прицепились к нему собаки, гавкали, отставали, выскакивали через щели загорож новые, и так они передавали его по всей улице».

С помощью книг мы набросали несколько штрихов «каневской старины». Узнать более подробно историю станицы и увидеть «откуда пошла эта старина» можно из видеопрогулки на лодке к слиянию двух рек: Средний Челбас и Сухой Челбас, которую подготовили наши читатели Алексей Тимошин и Максим Будяк. Смотрите, вас ждёт интересная информация о заселении Каневской, красивейшие пейзажи с подводной съёмкой, рыбалка, весёлые переходы через балки и положительные эмоции.

Валентина Шварц, зав.отделом

Вот оттуда начиналось заселение Каневского куреня (ул. Гагарина, бывшая ул. Куренная)