Рубрики
Архивы


Толстая Татьяна —  Кысь: роман/ Татьяна Толстая.-Москва:АСТ,2022-352с.

Татьяна Толстая — прозаик, публицист, телеведущая («Школа злословия»), лауреат Премии им. Белкина («Легкие миры»). Автор сборников рассказов «На золотом крыльце сидели…», «День», «Ночь», «Изюм», «Легкие миры», «Невидимая дева», «Девушка в цвету», «Войлочный век» и др.
В 2000 году мастер рассказа Татьяна Толстая написала свой первый и пока единственный роман «Кысь». Книга стала очень популярной.

В 2011-м ее отметило жюри премии «Триумф» и вошел в шорт-лист премии «Русский Букер».

Сюжет лег в основу нескольких спектаклей и сериала.

«Кысь» – роман-антиутопия с открытым финалом. Его задумка пришла к Толстой после Чернобыльской аварии. В течение 14 лет писательница тщательно создавала яркий, детализированный постапокалиптический мир.

По сюжету через 200 лет после разрушительного взрыва обитатели Москвы только изобрели колесо и еще не научились добывать огонь, но умеют писать и читать. Они тщательно охраняют жалкие остатки прежней культуры, не понимая ее смысла и интерпретируя по-своему. 

 И так, постапокалиптическая Москва, в ней удивительно перемешались прошлое и настоящее. И если с прошлым еще все понятно (по рассказам Прежних можно судить что взрыв, разрушивший цивилизацию, случился во времена СССР), то с настоящим разобраться куда труднее. Как и в любом мире, пережившем апокалипсис, общество в романе переживает полный упадок культуры, как и материальной, так и духовной. При этом высокий уровень культуры прошлого чрезвычайно перемешан с низким уровнем культуры настоящего.

Люди живут в избах, питаются репой и мышами, колесо было изобретено лишь недавно, а огонь добывать самостоятельно никто еще не научился. Но при этом в обществе существует письменность, постоянно поддерживается «государственный порядок» (извращенный донельзя), а в конце и вовсе речь идет о гражданских свободах.

И если от материальной культуры после Взрыва почти ничего не осталось, то от духовной культуры осталось намного больше – книги, понятия, идеи и представления.

НО! Люди, родившиеся после апокалипсиса, не понимают всего доставшегося им «наследства» и трактуют его по-своему, в угоду своим порокам и страстям.

Таким образом, автор доводит процесс деградации культуры до точки невозврата, и само понятие уже утрачивает свой смысл. Главный герой вроде и борется за «спасение культуры» но ею вовсе не обладает, не понимает ее сути. Для Бенедикта культура — это книга (что вроде как правильно, не так ли?) но книга ему интересна только сюжетом, он хочет обладать всеми книгами, что в его понимании: «… на что ему теперь какая-то баба, Марфушка ли, Оленька ли, когда все мыслимые бабы тысячелетий: Изольды, Розамунды, Джульетты… — вот сейчас, сейчас будут его…»
Но кто же сам по себе Бенедикт, если не ужасная, наводящая ужас и страх Кысь? Не он ли боится, что она зацепит его когтем за жилу и выпьет из него всю жизнь, а затем сам, взволнованный, задевает человека крюком за жилу и убивает его? Кем он становится к концу книги? И что будет с этим миром дальше, возродится истинная культура или же все навеки погрязнет в тьме и тирании,  Толстая оставляет финал открытым для читателя.

Многие считают, что в романе отражена наша страна в критические годы после распада СССР. А значит будущее мира, где существует «Кысь», так или иначе связяно с нашим будущим, а каким оно будет — решать только читателям.
Л.И.Жарикова, ведущая рубрики