Ирина Антонова. Хранительница красоты | МБУК МЦБ Каневского района

Ирина Антонова. Хранительница красоты

Дорогие друзья! Сегодня пройдет Всероссийская акция «Ночь музеев», которая в этом году отмечает 15-летний юбилей. И журнал «Читаем вместе. Навигатор в мире книг» тоже 15 лет помогает читателям ориентироваться в современной литературе – российской и зарубежной. В журнале собрано все, что нужно знать о книжных новинках, писателях, рейтингах в литературном мире. Основное наполнение журнала – рецензии на книжные новинки. Предлагаем вашему вниманию отрывки из книги «Воспоминания. Траектория судьбы» Ирины Антоновой, которая является символом музейного дела XX века. Возможно вы захотите приобщиться к мудрым мыслям Ирины Александровны, многолетнего директора Государственного музея изобразительных искусств им. А.С.Пушкина.

В ГМИИ имени Пушкина юная выпускница филологического факультета МГУ Ирина Антонова впервые пришла 10 апреля 1945 года. Тогда она не планировала задерживаться в музее надолго, даже не предполагала — в Пушкинском она проработает 75 лет. Ирина Александровна организовала такие масштабные международные выставки, как «Москва–Париж», «Москва–Берлин», «Россия–Италия» и другие. При ней в Москву привезли самый известный портрет в мире — «Мону Лизу» Леонардо да Винчи, а также работы Пикассо, Модильяни, Тернера, Малевича, Кандинского и других. Благодаря деятельности Ирины Александровны Пушкинский стал известен во всем мире и приобрел репутацию одного из лучших музеев мира. В автобиографии «Воспоминания. Траектория судьбы» Ирина Александровна рассказывает об основных вехах своей долгой и яркой жизни.

«Джоконда”

«Ну какая ещё «Джоконда»! Можно себе представить, во сколько это обойдется. Безумные деньги. Где они у государства?..» — думаю, примерно так я в то время и размышляла. В 1974 году промелькнула в прессе информация, что «Джоконда» экспонируется в Японии. И тут я сообразила, что, наверное, летела картина через Москву. А как ещё в Японию? Не через Америку же. Так оно и оказалось. И я подумала, что, скорее всего, и назад полетит через нас. И как только эта здравая мысль пришла мне в голову, я, не раздумывая, отправилась к Фурцевой и говорю ей: «Екатерина Алексеевна, великое произведение — «Мона Лиза» — показывается в Японии. А назад будет возвращаться через Москву. Что если ее остановить, чтобы она наш музей на какое-то время посетила, а? Сделайте такое чудо. Вы же все можете», — неприкрыто льстила я ей.

Но и на самом деле я к Фурцевой относилась с большим уважением. Потому что было за что. Не самый плохой министр культуры на моем долгом веку. Она была человеком дела. Любила что-то сделать интересное, знаковое, решить сложную задачу, да так, чтобы получилось на славу. Она выслушала и говорит: «Я попытаюсь». Но если уж быть совсем честной перед историей, то она выразилась так: «Французский посол в меня влюблен. Поговорю с ним, может, во имя любви договорится со своими». Слово Фурцева сдержала. К «влюбленному» французскому послу сходила и поговорила. И он, судя по всему, прекрасной даме не отказал — тоже поговорил с кем требовалось. И все получилось.

Но французы выставили условие, что витрина для экспозиции должна состоять из пяти слоев стекла. Ещё они обговорили климатические условия — влажность, освещение, температуру. И уровень охраны, разумеется. Невероятные, сложнейшие условия. Мы на все дали согласие.

И вот привезли картину. «Джоконда» у нас! Стекло тоже пришло, хоть и с опозданием. Витрину доставили уже в десять вечера. Наконец картину вытаскивают из ящика… И когда начали вставлять стекло, оно вдруг лопнуло. Не знаю почему. Может быть, просто рама косила. А стекол таких на всякий случай мы заказали пять. Просим сотрудников вставить новое. Стали ставить второе. Лопнуло. Третье. Тоже лопнуло. Все схватились за головы. И только четвертое стекло аккуратно встало на место.

Зал рядом с тем, в котором должна была быть выставлена картина, полностью освободили для охраны. Это были вооруженные ружьями солдаты. И если что — наша вооруженная охрана в мгновение ринется в зал. И один раз всё-таки пришлось… Вдруг в какой-то момент раздался жуткий сигнал сирены. Что-то произошло. Я была на работе и, как все, кинулась в зал. Представьте себе — какая-то женщина от переполнивших ее чувств пронесла каким-то образом букет цветов и кинула «под ноги» «Джоконде». Естественно, сработала сигнализация. Невероятное зрелище! В публике ажиотаж и переполох. Что произошло? А ничего. Картина на месте. Сигнализация среагировала на брошенный букет. С той женщиной истерика. Ее задержали. Провокация? Международный скандал? Посмотрели на нее и сразу поняли, что она просто тетеха, сделала «от чувствс», переполнившись восторгом, что видит «Мону Лизу»! Что ни говори, и правда — шедевр. Я-то все поняла.

А потом мы всем музеем с ней прощались. Есть фотография, как мы стоим на колоннаде, ящик с картиной, ветер. Мы говорим друг другу какие-то прощальные слова. И «Джоконда» от нас уехала. Но не одну только «Мону Лизу» я у трапа встречала. Были и другие шедевры.

Уважаемые читатели, приглашаем вас в библиотеку, несмотря на май за окном, когда многие стремятся на природу, чтобы понежиться на солнышке и посадить что-то на приусадебных участках. Хотя лежать в гамаке с книгой или журналом – тоже отличный вариант. Рекомендуем. Подробности в журнале «Читаем вместе», №5 за 2021год.

 

 Л.Человская, гл.библиограф

Все опции закрыты.

Комментарии закрыты.