Чем чарует Чарская | МБУК МЦБ Каневского района

Чем чарует Чарская

«Чудеса и приключения» – журнал для любознательных. Много ярких, красочных иллюстраций, фотографий и интересных авторских статей. Изольда Гердьвэ   в мартовском номере предлагает нам материал о Лидии Чарской – писательнице, о которой забыли на целые десятилетия.  Пик популярности её многочисленных романов пришёлся на эпоху модерна и декаданса. Книги Лидии Чарской, тираж которых был просто огромен, зачитывали буквально до дыр. Новая власть объявила им беспощадную войну как классово и социально чуждым советскому строю и обществу.  Но в начале XXI столетия неожиданно для всех Чарская вновь обрела славу.

Тонкая и впечатлительная, Лидия Чарская была талантлива с раннего детства. Уже в 10 лет девочка сочиняла стихи, а чуть повзрослев, стала вести дневник. Кстати, Чарская – это её псевдоним (от «чары», «очарование»). Настоящая фамилия будущей популярной писательницы была Воронова.

Её основным и единственным, по сути, в жизни местом работы был Александрийский драматический театр в Санкт-Петербурге. В котором с 1901 по 1924 годы она исполняла преимущественно эпизодические, совсем незначительные роли. В итоге, несмотря на все старания и чаяния, теат­ральная карьера Чарской так и не задалась.

Платили за службу на подмостках Мельпомены актрисе второго плана, естественно, совсем немного. А жизнь в блистательном Санкт-Петербурге, столице Российской империи, была отнюдь не дешёвой. К тому же у Чарской был маленький сын: в 1894 году, будучи всего 19 лет от роду, она скоропалительно выскочила замуж за ротмистра лейб-гвардии 2-го стрелкового батальона Бориса Чурилова. Однако ранний брак не сложился: вскоре после рождения в 1896 году у молодой четы сына Георгия, супруг покинул жену и ребёнка и уехал к месту службы в Сибирь. И вроде бы обычная житейская история, каких тысячи. Но от этого ничуть не легче, ведь Чарской надо было банально выживать. Денег катастрофически ни на что не хватало – красивая молодая женщина и мама решила попробовать себя на литературном поприще.

«У меня с детства была такая особенность – смотреть опасности прямо в глаза», – так впоследствии отвечала Лидия Чарская на многочисленные вопросы о том, как ей удалось выстоять перед жизненными невзгодами и ударами судьбы. Первая же повесть «Записки институтки», которую Чарская написала в самом начале ХХ столетия на основе собственных впечатлений от учебы в Павловском институте благородных девиц, принесла ей огромный успех и славу, в библиотеке выстраивались очереди.

Успех Чарской-писательницы был поистине феноменальным, даже была учреждена стипендия имени Лидии Чарской. За два десятилетия непрерывной литературной деятельности Лидией Чарской было создано 80 повестей, 20 сказок и около 200 стихотворений. Большинство ее произведений были написаны в жанре увлекательной приключенческой прозы – не мудрено, что читатели с нетерпением ожидали, когда новое творение выйдет из-под пера популярной писательницы. Но несмотря на такую литературную плодовитость на своих произведениях она не разбогатела. А дело в том, что договоры с издательствами были по сути кабальными и львиную долю доходов получали воротилы книжного бизнеса.

Силой своего художественного воображения она создала принципиально новую литературу, которой еще не существовало в России. И над которой не властны ни политический строй, ни время. После революции Лидия Чарская прожила еще целых 20 лет. Она никуда не уехала из родного для нее города на Неве. При этом страшно бедствовала, жила буквально впроголодь. Отличалась набожностью и была искренне религиозна.

Новая власть постаралась вычеркнуть Чарскую из общественной жизни и из людской памяти: ее книги как классово чуждые массово изымались из библиотек, но все равно оставались невероятно популярны, в том числе и среди детей из рабоче-крестьянских семей. Их все равно читали запоем, правда теперь уже тайком. Даже у многих советских писателей, читавших украдкой книги Чарской в детстве сохранились прекрасные воспоминания. Вот что говорила о ее творчестве Юлия Друнина: «Есть, по-видимому, в ее героинях нечто такое – светлое, благородное, чистое, — что трогает в неискушенных душах самые лучшие струны, что воспитывае в них самые высокие понятия о дружбе, о верности и чести».

Леонид Пантелеев вторит Друниной в анализе впечатлений от книг Чарской: «Сладкое упоение,  с каким я читал и перечитывал ее книги, отголосок этого упоения до сих пор живет во мне – где-то там, где таятся у нас самые сокровенные воспоминания детства, самые дурманящие запахи, самые жуткие шорохи, самые счастливые сны».

… В наши дни, в век искусственного интеллекта и всеобщего поклонения  гаджетам, романы Лидии Чарской  вновь обрели своего читателя: умные и интеллигентные мамы и бабушки дарят их своим дочкам и внучкам. Ибо книги этой талантливой писательницы переносят нас  из сегодняшнего мира сумасшедших скоростей и немыслимых технологий в ушедшую и прекрасную эпоху. В то немыслимое далеко, где, пусть только на страницах романов, царят  добро и справедливость, где и в помине нет присущего нашему времени постоянного стресса с его вечным страхом куда-то опоздать и что-то не успеть, туда, где помыслы и поступки людей определяются не выгодой и эгоизмом, а жертвенны и благородны.

Дорогие друзья, читайте произведения Л. Чарской, которые пользовались необычайной популярностью у молодежи начала ХХ века. Ее многочисленные повести и романы воспевали возвышенную любовь, живописали романтику страсти. О чем бы ни писала Л. Чарская, она всегда стремилась воспитать в читателе светлые чувства и твердые моральные принципы, чем и оставила о себе добрую память на века, — это невольно трогает душу, будит добрые мысли и оставляет неизгладимое впечатление от чтения ее книг.

Подробнее читайте в№3/2022 журнала «Чудеса и приключения»

По материалам журнала Л.Человская, гл. библиограф

Все опции закрыты.

Комментарии закрыты.