Рубрики
Архивы


Я люблю приезжать в этот хутор на вешней заре,

Спорышевый ковёр на пригорке у речки расстелен,

У колодца у старого светится солнце в ведре,

И, как пряди русалок, колышется в омуте зелень.

Из стихотворения В. Саяпина «Бурсаки»

 

Такие прекрасные стихотворные строки написал Владимир Саяпин о хуторе Бурсаки, действительно утопающем в зелени, а художник Елена Рожкова нарисовала картину «Мостик на хуторе Бурсаки». Сегодня мы приглашаем пройдись литературно-туристическими тропами нашего района в это не просто красивое, а ещё и исторически значимое место, связанное с именем Фёдора Яковлевича Бурсака – атамана Черноморского казачьего войска (1750-1827).

Среди живущих в Каневском районе найдутся люди, которые и не слышали об этом хуторе. Да и не удивительно. Некогда прославленный казачий хутор сейчас переживает не лучшие времена. Да и назвать его хутором уже сложно, скорее дачный посёлок. По сведениям официального сайта администрации Каневского поселения на хуторе Бурсаки проживает 4 человека.

Обратимся к книге Валентина Цветкова «География Каневского района»: «Бурсаки – хутор Каневского сельского поселения. Расположен в 14 километрах к востоку от районного центра на левом берегу реки Челбас. Основал его в 1794 году казначей, будущий атаман (с 22 декабря 1799 г.) Черноморского казачьего войска Фёдор Яковлевич Бурсак. В 1803 году он, как и другие влиятельные казаки, попросил войсковую канцелярию разрешить ему постройку плотины и мельницы «для общественной пользы» и получил «открытый лист» на «вечнопотомственное пользование».

С тех далёких времён и зажил наш хуторок. Позднее Фёдор Бурсак купил землю, хутор и мельницу на реке Кирпили у своего соседа – секунд- майора Евтихия Чепеги.  При межевании земли было установлено, что эти два хутора составляли 13200 десятин. Кроме того, Фёдору Бурсаку принадлежал ещё один хутор в 3300 десятин на реке Понуре. Купил его Ф.Я. Бурсак в 1809 году за 6380 рублей. Следовательно, этот «черноморский помещик», владел 16500 десятин земли. Но вернёмся к нашему хутору. В 1808 году на Челбасском хуторе Фёдора Бурсака значилось до 14 дворов крепостных крестьян, которые обслуживали поместье.

В хозяйственной деятельности сын Ф. Я. Бурсака Павел продолжил дело своего отца. Из свидетельства, выданного Каневским станичным правлением 2 февраля 1848 года, видно, что у подполковника П.Ф. Бурсака, сына войскового атамана, при хуторе на реке Челбас была целая слобода крепостных и наёмных людей в тринадцать дворов. Павел Фёдорович, один из богатейших людей Кубани, в своих деловых бумагах писал позже: «На хуторах Челбасском (Бурсаки) и Понурском разведены садки, лески, устроены капитальные водяные мельницы, для коих плотинами поднята вода и оплодотворена земля, улучшено и умножено пригнанное с Запороожской земли лучшее заводское скотоводство и овцеводство. Сверх того разведены гишпанские овцы до трёх тысяч голов и два конских завода более двух тысяч голов, из которых выходят лошади такой доброты, что, вынося труды, жар и нужды, они всегда сохраняют доброе тело, и преимущественно ими ремонтируются все полки и артиллерийские батареи на Кавказе и за Кавказом расположенные».

Бурсаковские лошади славились когда-то не только в России. Из романа Виктора Лихоносова «Ненаписанные воспоминания. Наш маленький Париж»:

— Падает хозяйство дядюшки. А ведь когда-то бурсаковские кони славились в Европе. В Венгрии и Австрии, вы сами когда-то видели, лошади с клеймом «Б» запрягались в фаэтоны.

— От Тамани до Усть-Лабы выстраивались на встречу государя Александра Второго только бурсаковские породы. Когда-то!

Представить то далёкое время поможет и отрывок из стихотворения Владимира Саяпина «Бурсаки»:

На баштанах степных у людей здесь росли кавуны,

Всё вершилось: и власть, и семья ‒ по церковным устоям.

Здесь когда-то паслись Бурсака лошадей табуны,

Всё дышало достатком и патриархальным покоем.

Уже в советское время, в 60-70-е годы прошлого века, на хуторе была открыта начальная школа, хутор был радиофицирован, была протянута электролиния. После этого периода для хутора постепенно наступало время упадка. Анна Марковна Воробей, поселившаяся здесь в 1942 году, спустя шестьдесят лет вспоминала о том периоде: «Сначала хутор стал неперспективным, а потом и вовсе никому не нужным. Не было поблизости работы, прошли стороной газопровод, водопровод, телефонная линия. Молодёжь покидала хутор, хаты продавали за бесценок или просто оставлялись хозяевами. Беспощадное время превращало их в развалины,  а потом и вовсе стирало с лица земли».

Но ещё не всё стёрлось с лица земли и с памяти. Наши читатели Алексей Тимошин и Максим Будяк, ровно год назад, 31 мая 2020 года, на велосипедах отправились на хутор и нашли остатки водяной мельницы. Сделали прекрасные фотографии и записали видео, которое позволили нам разместить, чтобы вам показать.

Краеведческая велопрогулка на хутор Бурсаки

 

Больше нет старого хутора с потомками атамана Бурсака, живущими теперь во многих европейских странах, наведавшихся сюда – в царство камышей, в ноябре 1990 года. Не осталось водяной мельницы, многих хат. Осталось лишь «сказочное удивление об этом исчезнувшем бытии, об этой старине», об этом хуторе.

В одичавших садах, как и прежде, поют соловьи,

Что, запев здесь лет триста назад, душу рвут и доныне,

Я лежу на кургане, и грустные думы мои

В голове моей прядями хмеля на старой калине.

 

Журавли, не кубанские птицы, летят над рекой,

Проплывая, как грустные тени, с курлыканьем в небыль,

На Кубани места есть красивей моих Бурсаков,

Но лишь здесь моё сердце дрожит серым кобчиком в небе.

 

Если вас вдруг охватит внезапно печаль и тоска,

Заверните сальца и горилку перцовую, братцы,

Приезжайте на старую мельницу на Бурсаках,

Там найдёте всегда вы меня, обещаю дождаться…

30 августа 2018 года, Владимир Саяпин

Использован материал «Литературной копилки каневчан»

Полный текст стихотворения «Бурсаки»

Валентина Шварц, зав. отделом