Очарованный странник катакомб языка | МБУК МЦБ Каневского района

Очарованный странник катакомб языка

В феврале исполнилось 190 лет со дня рождения Н.С.Лескова. Долгое время он публиковался под псевдонимом Стебницкий. Часто работая в технике  сказа, он придавал большое значение интонации, установке на непридуманность рассказанного. Названный Львом Толстым писателем будущего, самый недооцененный русский классик XIX столетия и человек-скандал прокладывал свой путь в стороне от исхоженных дорог русской словесности. Предлагаем вам краткую версию интервью М.Кобеляцкой, опубликованную в честь выхода в свет книги Майи Кучерской «Лесков был страстным человеком» в журнале «Читаем вместе».

— Майя, как у вас родилась идея написать большую ЖЗЛовскую книгу о Н.С.Лескове, это ваш любимый писатель?

— Редакция предложила – я по легкомыслию своему немедленно согласилась, хотя в тот момент знала о Лескове примерно ничего. И ответ этот был твердое и безоговорочное «нет». Я не ориентировалась, я на тот момент Лескова знала в пределах  школьной  хрестоматии.

— Пришлось отодвинуть какие-то собственные замыслы или эта работа была не в ущерб творчеству?

—Это и было творчество! Писать биографию писателя, тем более такого сложного, многогранного, это творчество. И это намного сложнее, чем сочинять роман. Ты же должен быть точен – в деталях, именах, датах. Ничего не перепутать, ни в чем не ошибиться. Это – роман о молодом Лескове, который потом плавно перетекает в нон-фикшн. Однако очень долго другие замыслы, а не наоборот, все отодвигали и отодвигали Николая Семеновича на периферию, пока он не рассердился и не засверкал на меня глазами. Майя, доколе? Жгучий, пронзительный взгляд! Я дрогнула и взялась наконец  за  труд  о нем.

— Нынешние студенты читают Лескова, он входит в число их любимых писателей? А школьники? Его произведения есть в школьной программе, но он все время немного выпадает из господствующей идеологии, вам так не кажется?

— Совершенно справедливо, он выпадает из всех господствующих идеологий. В эпоху, когда революционеры входили в силу, революционеров едко высмеивал, когда духовенство казалось живым анахронизмом, только о нем и писал… Все время не в тренде, все время поперек. Удивительно, но сегодня мало что изменилось. В школьной программе от Лескова один сказ «Левша», и для школьников он диковинный и непонятный автор, коверкающий язык.

— Лесков не был оценен не только при жизни, но и после его смерти признание пришло далеко не сразу. Почему именно в Серебряном веке обратили внимание на Лескова?

— Потому что в Серебряном веке поэты, особенно поэты, конечно, начали вслушиваться в музыку речи – это, в первую очередь, символисты. Начали вглядываться в корни и внутреннюю форму слова. Лесков, по словам Северянина, «очарованный странник катакомб языка». Их всех, авторов начала ХХ века, тоже завораживали блуждания по этим катакомбах.

— Его отношения с женщинами, детьми многое могут сказать о нем как о писателе? Или человек Лесков и Лесков-писатель – это две разные и несоприкасающиеся ипостаси его личности?

— Лесков был страстным человеком. Как известно, первую свою жену он ужасно щипал, сына Андрея изредка, но бил, воспитаннице Варе, которую сам же очень хотел растить, тоже разок-другой, а врезал, в общем, вел себя как деспот. В середине 19 века это было более привычно, чем в 21-м, но все равно смотрелось не очень. В своих публицистических статьях и прозе он был врагом телесных наказаний. В жизни сдержать себя не мог.

— А на вас лично Лесков повлиял?

— Да! У меня появился новый родственник. Однажды в Брянском архиве, где я искала упоминания о его предках, одна женщина спросила вдруг меня: «Вы тоже родственников ищете?» Архивы ведь заполнены сейчас людьми, составляющих родословные. Я ответила сразу же: «Да, конечно, родственника!». За годы, которые я провела с ним вместе, думала о нем, восстанавливала подробности его жизни, Лесков действительно стал мне родным.

Дорогие друзья, добро пожаловать в нашу библиотеку! Пусть и вам станет родным и  понятным  наш прославленный соотечественник, очарованный странник русской литературы. Для журнала «Читаем вместе» пишут авторы, сотрудничающие с престижными изданиями – «Forbes», «Профиль», «Эксперт», «Афиша», «Огонёк» и многими другими. Книга в серии ЖЗЛ Майи Кучерской, написанная на грани документальной и художественной прозы, созвучна произведениям ее героя.

 

По материалам журнала «Читаем вместе» Л. Человская, гл. библиограф

Все опции закрыты.

Комментарии закрыты.